Статьи


ИСТОРИЧЕСКИЕ ТИПЫ ХРАМОВЫХ И КОЛОКОЛЬНЫХ СООРУЖЕНИЙ

Методический материал для учебных целей

Составитель статьи: Крючков А. Е., звонарь храма Николая Чудотворца на Болвановке в Москве,
музыкант, артист Большого театра России

1. Сионская горница

 Первым православным храмом, по свидетельству Евангелия, была Сионская горница. Перед своим распятием Господь заповедал своим ученикам отыскать «горницу большую, устланную, готовую» (Мк. 14; 15) и приготовить всё, что нужно для празднования иудейской Пасхи. В этой горнице и состоялась Тайная Вечеря Господа Иисуса Христа со своими учениками. Здесь Христос омыл ученикам ноги и Сам совершил первую Евхаристию – Таинство претворения хлеба и вина в Свои Тело и Кровь. При этом Господь заповедал апостолам, а в их лице и всем христианам, совершать то же и так же в Его воспоминание. Произошли эти события в Сионской горнице, расположенной на вершине Сионского холма. Здесь же было и сошествие Святого Духа на апостолов в день Пятидесятницы.

 Сионская горница – прообраз православного храма, как особо устроенного помещения для молитвенных собраний, богообщения, совершения таинств и всего христианского богослужения. Гонения иудеев на христиан полностью прервали связь апостолов и их учеников с Ветхозаветным храмом, который был разрушен римлянами в 70 году н. э. Христианство в Римской империи было гонимо. Это не позволяло открыто строить храмовые сооружения. Но, в связи с быстрым его распространением в Греции, Малой Азии и Италии, такие попытки делались. В основном же для молитвенных собраний служили естественные укрытия – КАТАКОМБЫ.

2. Катакомбы

 Подземные ходы или пещеры естественного или искусственного происхождения, служившие в древности местом проведения христианских богослужений и местом погребения умерших. Эти подземелья стали выполнять для верующих роль храмовых зданий в первые века христианства и местом убежищ от преследований. Не в очень твёрдой породе зернистого туфа верующими были вырыты помещения и лабиринты многочисленных и многоэтажных коридоров, в стенах которых совершались захоронения, закрытые каменными плитами с надписями и символическими изображениями.

 Деталь, присущая только катакомбным храмам – это, так называемые,  люминарии. Они представляли собой вырезанные в средней части храма колодцы, выходящие на поверхность земли и позволяющие дневному свету проникать внутрь помещения. Подобные черты первой катакомбной христианской церкви сохранились в православных храмах до настоящего времени. Они представляют собой окна в купольных барабанах, сквозь которые проникает свет. Надземных, специально построенных храмов первых трёх столетий христианской веры не осталось, поскольку в годы жесточайших гонений, сменявших одно другое, они безжалостно уничтожались. В связи с этим, особую значимость приобретают сохранившиеся до нашего времени катакомбные храмовые постройки. Их изучение показывает, что архитектура подземного христианского храма предопределила развитие принципов его строительства в определённом русле вплоть до нашего времени. Это относится, прежде всего, к такому основному принципу, как трёхчастное деление храма. Заключается он в следующем: прямоугольное вытянутое помещение храма в восточной его части завершалось обширной аспидой (полукруглой нишей), отделённой небольшой решёткой от остального пространства храма. Эта ниша выполняла функции современного алтаря, а решётка, в процессе дальнейшего развития, была заменена иконостасом. В центре ниши помещалась гробница мученика, служившая Престолом. За Престолом находилась кафедра для председания епископа. Перед решёткой – солея, представляющая собой возвышенную, узкую на всю длину западной части алтаря площадку. Затем следовала средняя часть храма. Далее – его третья часть, для оглашенных и кающихся, соответствующая притвору. В центре солеи устраивался полукруглый амвон, с которого, обычно, произносились проповеди.

 Таким образом, архитектура катакомбных храмов представляет собой законченный. «корабельный» тип храма, разделённой на три части: алтарь, средняя часть и притвор.

3. Базилика

 В связи с быстрым распространением христианства в Греции, Малой Азии и Италии, в период гонения на христиан уже делались первые попытки построения и приспособления отдельных зданий для молитвенных собраний. В основном же, для этих собраний служили дома богатых верующих римлян и особые постройки в их имениях – базилики.

 Надземные христианские храмы получили распространение только начиная с 4 века, когда император Константин сделал христианство господствующей религией, но первые дошедшие до нас сооружения датируются 2 веком. Базилика стала  основным типом раннехристианского наземного храма, одной из наиболее гармоничных и совершенных архитектурных форм поздней античности. Прототипом христианского храма в форме базилики послужили гражданские постройки античного Рима. Христианская базилика представляет собой – прямоугольное вытянутое здание с плоским потолком и двускатной крышей. Большое внутреннее пространство таких зданий, ничем не занятое благоприятствовали тому, чтобы в них устраивать первые церкви. Прямоугольное в плане строение было ориентировано с запада на восток, в восточной стороне которого устанавливался алтарь. Со стороны алтаря базилика завершается полукруглой пристройкой, получившей название апсиды, а с западной стороны расположен вход. Часто большие по размеру базилики делятся рядами колонн на несколько продольных частей или нефов, центральный из которых наиболее велик. Базилика ранних христиан уже содержит все основные элементы христианской церкви, которая традиционно делится на три части. Эти части – пресвитерий, средняя часть храма и притвор или нартекс. Область пресвитерия служит для проведения служб и ее занимают только священнослужители; здесь расположен алтарь церкви (или главный алтарь, если их несколько). Средняя часть церкви вмещает крещеных христиан, молящихся или присутствующих на богослужении. Притвор служит для так называемых оглашенных, то есть, людей, которые еще не приняли крещение, но собираются это сделать. Средоточием литургической жизни храма является апсида. Апсида является местом осуществления основного христианского таинства - евхаристии, которое напоминает о воплощении Христа, о человеческой его природе. Апсида всегда обращена на восток. В раннехристианских базиликах мужчины и женщины находились отдельно в специально отведенных для них местах. Разделение по половому признаку было перенято из иудейской традиции. Раннехристианская модель храма служила для последующих поколений почти непререкаемым авторитетом, особенно для христианского мира Западной Европы, где, несмотря на ряд существенные модернизаций и нововведений, основная структура храма оставались в целом неизменной на протяжении многих веков.

4. Византийская храмовая архитектура 

 Признание христианской церкви и прекращение гонений на неё в IV веке, а затем и принятие христианства в Римской империи как государственной религии, положили начало новой эпохе в истории церкви и церковного искусства. Разделение Римской империи на западную — Римскую и восточную — Византийскую части повлекло за собой сначала чисто внешнее, а затем и духовно-каноническое разделение Церкви на Западную - Римско-католическую, и Восточную - Греко—Кафолическую. Значения слов "католическая" и "кафолическая" одинаковы — вселенская. Эти различные написания приняты для отличия Церквей: католическая — для Римской, западной, и кафолическая — для Греческой, восточной. Церковное искусство в Западной Церкви пошло своим путем. Здесь наиболее распространенной основой храмовой архитектуры осталась базилика. А в Восточной Церкви в V-VIII вв. сложился свой особый византийский стиль и в строительстве храмов и во всем церковном искусстве и богослужении. Здесь были заложены основы духовной и внешней жизни Церкви, с тех пор именуемой Православной. Господствующим в византийской храмовой архитектуре остался прямоугольный храм с выдвинутым на восток закруглённым выступом алтарных аспид, с фигурной кровлей, со сводчатым потолком внутри, который поддерживался системой арок с колоннами, или столпами; с высоким подкупольным пространством, что приводит к аналогии с внутренним видом  катакомбного храма. Только в середине храма, там, где в катакомбах находился источник природного света, стали изображать пришедший в Мир Свет Истинный – Господа Иисуса Христа. Ко времени крещения Руси в Византии складывается тип крестовокупольного храма, который объединяет достижения всех предшествующих направлений развития православного зодчества. Вместе с Православием Русь приняла от Византии образцы церковной архитектуры. Такие известные русские храмы как: киевский Софийский собор, София новгородская, владимирский Успенский собор специально строились по подобию константинопольского Софийского собора. В православной России сложилось несколько самобытных архитектурных стилей. Среди них, прежде всего, выделяется стиль, ближе всего стоящий к византийскому: это классический стиль белокаменного прямоугольного храма, часто в основе своей квадратного, но с прибавлением алтарной части с полукруглыми абсидами, с одним или несколькими куполами на фигурной кровле. Сферическая византийская форма покрытия куполов заменилась на шлемовидную. Наша отечественная «луковица» воплощает в себе идею глубокого молитвенного горения к небесам, через которое наш земной мир становится причастным потустороннему богатству. Это завершение русского храма – как бы огненный язык, увенчанный крестом и к кресту заостряющийся. Почему же изо всех этих возможных способов в древнерусской религиозной архитектуре было избрано именно завершение в виде луковицы? Это объясняется, конечно, тем, что оно производило некоторое эстетическое впечатление, соответствовавшее определенному религиозному настроению. Сущность этого религиозно-эстетического переживания прекрасно передается народным выражением – «жаром горят» – в применении к церковным главам.

Святой равноапостольный князь Владимир и его последователь князь Ярослав Мудрый, стремились органически включить Русь во вселенский организм христианства. Уже первые русские храмы духовно свидетельствуют о связи Неба и земли во Христе и о богочеловеческой природе Церкви. 

 История развития колокольных сооружений развивалась по принципу дальности и слышимости звучащего колокола и по способу извлечения его звука. Самое главное – колокол должен звучать, и этот звук должен быть услышан теми, для кого он звучит. Чтобы призыв был услышан, существует множество способов – от древнего обхода паствы с колокольчиком в руках, до строительства огромных, высоких колоколен. Знакомясь с историей развития колокольных сооружений, можно понять не только как развивалось колокольное дело, но и получить практический опыт обустройства звона, так необходимого  сегодня.

 На протяжении столетий приёмы русского звона менялись. С известной долей условности можно выделить три основных периода в истории древнерусского колокольного звона.  ПЕРВЫЙ, от которого не осталось ни материальных памятников, ни внятных упоминаний, охватывает время до появления на Руси колоколов - до начала 14 века, в том числе и весь период монгольского нашествия.   ВТОРОЙ период – время образования Московского государства, от начала-середины 14 века и до первой трети – середины 17 века. Именно эта пора характеризуется одновременным употреблением всех трёх способов звона – очепного, язычного и с помощью внешнего удара.  ТРЕТИЙ период – с середины-конца 17 века, когда постепенно начинает исчезать многообразие способов звона, и звон  «в языки» становится единственным.

 Все колокольные сооружения можно перечислить по трём описанным способам извлечения звука. Древний способ – звон посредством раскачивания колокола при свободном положении языка. Этот вид звона существует у храмов Западной Европы вплоть до наших дней.

 Способ звучания посредством удара молота от механического привода уже несколько столетий служит для производства часового боя в башенных часах всех стран и народов, в том числе и в России.

 Звон в колокол посредством раскачивания языка получил большое распространение именно в России, особенно во второй половине 17 – начале 18 веков.

 Каждый из трёх описанных способов требует для производства звона особых приспособлений, развески колоколов, конструкции звонарских проёмов, и даже определяет характер колокольных сооружений.

 1. Первым и самым простейшим способом закрепить колокол на месте было дерево или столб. Эти сооружения использовались в ранние периоды христианства, когда колокола были небольших размеров, и их было не много. На столбах «Г» - «П» - «Т» - образной формы можно было развесить от одного до нескольких небольших колоколов. Сверху столб покрывался навесом от осадков. Главное – данная конструкция была дешёвой и быстровозводимой. С большой долей вероятности можно предположить, что способ звона в колокола раннехристианского периода не отличался от звона дохристианского, практикуемого в античной Греции, в древнем Риме или в Израиле, где, при  небольших размерах, их встряхивали по подобию бубенцов или качали для издания звука. Этот способ остался как бы культурно-технологической матрицей последующего воспроизведения звука и перешёл на колокола большего веса. С распространением колоколов и появлением их на Руси к нам перешёл и способ звона посредством их качания как устоявшаяся древняя традиция.

 2. Столбчатые колокольни были следующим по сложности типом деревянных колокольных сооружений. Четыре столба, врытые в землю, перевязаны между собой деревянными же конструкциями – брёвнами, а наверху у них имеется примитивная ограждённая звонарская площадка. На брёвнах, врубленных между основными столбами, подвешиваются колокола. Колокола на столбчатых колокольнях находились выше, нежели на примитивных конструкциях – одиночных столбах или деревьях. Кроме того, над такой столбчатой колокольней можно было устроить шатёр, что позволяло защитить звонаря от дождя, снега или ветра, если колокола раскачивались с площадки звона. Иногда столбчатые колокольни снизу обшивались досками или брёвнами. А это уже колокольное сооружение, которое можно было приспособить под церковные нужды.

 3. Срубовые колокольни являлись ещё одной разновидностью деревянных колоколен. Это уже было самостоятельное сооружение, которое представляло собой квадратный или восьмигранный в плане сруб. Ярус звона был образован несколькими столбами, между которыми врубались балки для подвеса колоколов. Если колокола были не большие, то в них звонили, раскачивая, с яруса звона, а если более тяжёлые, то, по логике вещей, надо предполагать, что звон уже производился с помощью особого приспособления – очепа - шеста, прикреплённого к специальному поворотному механизму для раскачки колокола. Основой техники очепного звона было качание колокола с земли или с помоста расположенного рядом с колокольней с помощью шеста-очепа и привязанной к нему верёвки в руках звонаря. С укрупнением колоколов очепные поворотные механизмы становились мощнее, а очепы длиннее и прочнее, что тем самым вывело звонарей из под крытых навесов и ярусов звона.

 Срубовые колокольни – самое капитальное сооружение под колокола ранней Руси, где они применялись довольно долго, особенно на севере, вплоть до наших дней вместе с деревянным храмовым зодчеством. Они горели в пожарах, уничтожались в войнах, их восстанавливали снова и снова, так как материал – древесина, всегда был под рукой и в достатке. Над срубовыми колокольнями, со временем, стали возводить довольно высокие шатры с шейкой и главкой, что свидетельствовало о формировании особого русского национального стиля, хотя и не без некоторого влияния со стороны европейского зодчества.

 Архитектура архангельских земель вобрала в себя традиции сразу нескольких школ и стилей подобного строительства. Активная торговля с иноземными купцами, центр которой находился в низовьях Северной Двины, привлекала сюда жителей многих городов. В большинстве же собой это были выходцы из Ростова, Владимира и Суздаля. Путь их шёл по северным рекам – Онеге и Сухоне через земли Вологды и Белозерья. Приёмы зодчества всех этих земель умело использовали местные мастера.

 4. Звонница-стена. Изначальным и доминирующим способом звона на Руси был звон посредством раскачивания колокола при свободном положении языка, так как это способ был заимствован из Европы вместе с колоколами, колокольнями и искусством их изготовления. Земли русских княжеств, первыми перенявшие европейскую технику звона были западные русские земли, расположенные в непосредственной близости от истоков звонарской культуры. Поэтому типичным примером колокольного сооружения, получившего своё изначальное распространение на западе Руси – в Новгороде и во Пскове, была каменная звонница-стена. Она могла быть и как частью храмовой стены в виде её надстройки, так и в виде отдельного архитектурного сооружения. Известны как однопролётные, так и многопролётные звонницы, которые сооружались, если количество колоколов не позволяло разместить их в одном пролёте. Звонница могла быть и продолжением стены храма, когда колоколов было не много и они были невелики. Такие звонницы особо любили во псково-новгородских землях. Их изображения во множестве встречаются на иконах. Одной из поздних воспроизведений подобного сооружения можно назвать звонницу храма Усекновекния главы Иоанна Предтечи в селе Дьяково, что близ московского комплекса церквей в Коломенском. Подобная двухпролётная звонница-стена – это единственное сооружение XVI века, сохранившееся в Москве. Звонница расположена над западным входом в храм что, вероятно, является репликой более старинной храмовой звонницы-стены, так как для использования с очепами, по-видимому, не предназначена из-за расположения над входом и имеет более декоративный характер.

 Для большого собрания действительно очепных колоколов строили звонницу на собственном основании: звонница Псково-Печерского и Тихвинского монастырей, Троицкого собора в Больших Вяземах. Очепные колокола устанавливались в пролётах или нишах, причём пролёты старались выкладывать по размеру колокола и с учётом его размаха. С появлением новых колоколов на звоннице, количество пролётов могло существенно увеличиваться. Если старая конструкция не могла вместить новый колокол, то в этом случае растёсывались столбы под больший диаметр главного благовестника. Для звона на такой стене, естественно, требовалось большое количество звонарей – по одному на каждый колокол. Уровень звонарского мастерства должен был быть высок, поскольку необходимо было управляться не только со своим колоколом, но и ритмически соотносить звон с другими колоколами.

 5. Церкви «Иже под колоколы». Это архитектурный тип храма, получивший широкое распространение в русском церковном зодчестве в конце 15 – в первой половине 16 веков. Отличительный признак храма – ярус звона размещался над всем помещением храма. Это было оригинальное сооружение, свойственное только лишь Древней Руси. Архитектурные решения таких храмов в разные эпохи были разными – от небольших храмов до высоких, многоярусных столпов-колоколен. Наиболее яркий пример – московский Кремль. Комплекс его первых каменных храмов, заложенных Великим князем Иваном Даниловичем в 1329 году, помимо Успенского собора включал и ещё два храма, один из которых – Иоанна Лествичника, по предположению исследователей Кремля, был храмом «иже под колоколы», и выполнял роль колокольни  собора. О храме известно, что он был в диаметре около 9 метров и представлял собой неправильный восьмигранник. В кладке здания церкви следы лестницы отсутствовали, поэтому, возможно, звон производился непосредственно с уровня земли очепным способом. В 1346 году в Никоновской летописи отмечено важное событие – литьё первого колокольного набора из пяти колоколов по воле Великого князя Симеона Иоанновича. Лил их опытный западный литейщик Борис Римлянин, состоявший на службе московских князей. Развитие и трансформацию церквей «иже под колоколы» продолжил  Иван III, заложив грандиозный столп-храм - Иван Великий.

 Одной из самых интересных является подколоколенная церковь во имя сошествия Святого Духа в Троице-Сергиевой Лавре. Храм был сложен псковскими мастерами в 1476 году. Псковичи славились на Руси умением каменного строительства. Духовская церковь была главной колокольней в обители до строительства в конце 16 – начале 17 веков звонницы «О пяти столпех». Есть предположение, что звонари не поднимались к колоколам в этой церкви, так как лестница в стене отсутствует.

 Своим обликом эти первые русские колокольни радикально отличались от европейских звонниц, которые строились, главным образом как башни, для высокого расположения колоколов, и звон на них производился изнутри, так как очепы были повёрнуты внутрь, в сторону центрального колодца. Русская же церковь «под колоколы» того времени – это прежде всего церковь, имеющая достаточно внутреннего пространства для прихожан. Поэтому до начала 16 века эти строения имели обязательное обличие церквей. Непременным атрибутом русской церкви «под колоколы» в первый период её существования была церковная глава на барабане. Колокола в таких храмах располагались не на стенах, а как бы в теле церкви – в барабане главы или в закомарах под кровлей. Европейские же колокольни представляли собой, прежде всего башни различной конфигурации.

 В начале 16 века появляются сооружения совершенно нового типа, способные вместить в себя до двух десятков больших и средних колоколов, начиная с самого тяжёлого для своего времени колокола в 400 – 500 пудов. Это были  столпообразные ярусные церкви «под колоколы», так как на рубеже 15 – 16 веков при Великом князе Иване III шло грандиозное государственное строительство с участием итальянских мастеров. Поэтому родоначальником древнерусских столпообразных ярусных церквей «под колоколы» стал построенный Боном Фрязимым в 1508 году храм Иоанна Лествичника в Московском Кремле – знаменитый Иван Великий. Это колоссальный трёхъярусный восьмигранный столп с сокращающимися ярусами и крохотной пятилепестковой церковью внутри. В момент звона Иван Великий был обвешен со всех сторон верёвками, свисающими до земли, и с обступившими его звонарями. Об этом свидетельствует известных план Московского Кремля 1600 года – «Кремлеград». Такая поярусная развеска колоколов и рассредоточение звонарей – явление чисто русское, отвечающее условиям звона крупного набора колоколов. Звон в очепные колокола первого яруса производился с земли. На втором ярусе стояли малые очепные, и звон в них, надо полагать, производился уже с их площадки.

 Новый тип столпообразной ярусной церкви «под колоколы» вызвал целую волну подражаний. Со времени постройки Ивана Великого в Кремле, церкви в виде многогранных ярусных столпов были построены во многих монастырях. Одна из известных подобных «свечей» - храм-колокольня Иосифо-Волоцкого монастыря, взорванная в 1941 году во время наступления фашистов на Москву. Однако уже скоро, через 2 – 3 десятилетия колокольня в этих сооружениях занимает доминирующее положение и вытесняет собой церковь в близлежащий храмовый ансамбль.

 Нельзя не упомянуть и о Георгиевской колокольне усадьбы «Коломенское», расположенной на высоком берегу Москвы-реки. Первоначально эта не очень высокая колокольня тоже была храмом «под колоколы» архангела Гавриила (1530-е годы). По одной из версий церковь задумывалась как колокольня для большой шатровой церкви Вознесения Христова, освящённой в 1533 году при Великом князе Василии III  

 В конце 17 века возникает стиль московского барокко, ярким представителем которого стал храм-колокольня «иже под колоколы» Новодевичьего монастыря 1690 года. Отличительной особенностью его является размещение двух престолов одного над другим. Колокола же располагались в двух ярусах выше.

 Среди храмов «иже под колоколы» существуют и надвратные. Это храм Симеона столпника в московском Даниловом монастыре второй половины 18 века. Два надвратных храма московского Донского монастыря 1730 – 1755 годов. Храм преподобного Сергия Радонежского в огромной и величественной колокольне московского Новоспасского монастыря 1759 – 1785 годов.

 6. Шатровые колокольни – это особый архитектурный стиль, появившийся и ставший распространённым в русском храмовом зодчестве. После принятия Русью христианства, многие особенности и типы церковной архитектуры перенимались ею из Византии, где основы каменного храмового строительства были развиты ещё с античных времён. Для Руси же, с отсутствием необходимого подобного материала и навыков каменного строительства, возводить такие храмы было проблематично. Однако, с наличием иного природного материала – леса и древними навыками его обработки, русские храмы и целые поселения возводились из дерева. Одной из версий появления на храмах именно шатровых завершений, можно предположить тот факт, что византийские храмы увенчивал купол невысокого радиуса, что создать средствами деревянного строительства было крайне сложно, долго и дорого. Создать крышу в виде шатра было проще, быстрее, дешевле и выгоднее с точки зрения долговечности, так как основной материал – дерево был более долговечен на крутой скатной крыше шатра, ибо ни снег, ни вода не задерживались на нём долго. Ещё одной версией шатрового строительства, которая дополняет первую, могли быть воспоминания о быстровозводимых и практичных шатрах-юртах монголов, под многолетним гнётом которых долго находилась почти вся Русь. Так или иначе, но момент взаимопроникновения культур был неизбежен, что подтверждается на примере языка или некоторых обычаев. Всё это позволяет выразить уверенность что шатёр в деревянном зодчестве появился раньше, чем в каменном. В результате утвердившейся традиции и с приглашением на Русь итальянских мастеров каменного строительства, в начале 16 века стали появляться не имеющие себе аналогов в мире каменные шатровые храмы. В настоящее время установлено, что самым первым шатровым храмом была Троицкая церковь в Александровской слободе (ныне город Александров на севере Москвы), служившая дворцовым храмом великого князя Василия III, и датируемая 1510-ми годами. Но, несомненно, самым грандиозным ранним шатровым храмом считается Вознесенская церковь 1532 года в Коломенском, в Москве. Историческое письменное свидетельство «Летописец вкратце земли Русской» под 1532 годом гласит: «Князь великий Василей постави церковь камену Взнесение Господа нашего Исуса Христа вверх на деревяное дело», что напрямую связывает происхождение шатра от деревянного зодчества.  

 С 17 века, вслед за храмовым шатровым строительством, начинают появляться  и шатровые колокольни. Они начинают развиваться под воздействием двух основных факторов: всеобщего распространения язычного способа звона и с появлением больших благовестных колоколов. Для звона «в языки» звонари теперь обязательно поднимались на ярус звона. Верхний ярус изящного, стройного, со многими слухами шатрового завершения таких колоколен мог вмещать в себя большие наборы колоколов по примеру яруса звона столпа Иван Великий в Кремле.  Замена купола шатром в каменном строительстве не связана с проблемой конструкции. Однако приглашённые в Москву итальянские мастера были вынуждены учитывать сложившуюся традиционность в окружающей архитектурной среде. В то же время, каменные шатровые колокольни, в результате новых строительных технологий, стали выделяться в особые колокольные башни, восходящие своим образом к более древним русским столпам, и даже к западноевропейским кампаниллам. В этом ряду можно упомянуть колокольню храмового комплекса в Коровниках города Ярославль 1680-х годов. Колокольню Покровского монастыря в Суздале первой четверти 16 века.

 В 1620-е годы в Россию приехал ряд английских мастеров. Их приглашение было связано с резкой нехваткой специалистов в строительстве, особенно после потрясений смутного времени. Одним из  памятников 17 века, продолжившим традицию русского шатрового зодчества в области колоколен, стала так называемая Филаретова пристройка в Московском Кремле, возведённая Джоном Талером в 1624 году. Она представляет собой прямоугольную башню-звонницу с шатром наверху. Что касается готической европейской стилистики, то её можно увидеть на выдающемся примере Московского Кремля – Спасской башне, надстроенной Христофором Гелоувеем в 1624-25 годах.

 В стремлении русских храмов с 13-14 веков ещё в деревянных шатровых храмах к динамичному, устремлённому вверх объёму действительно есть родство с готическим стилем. Но это влияние могло иметь лишь опосредованный, стилистически совпадающий характер при создании каменных русских храмов. Европейцы, работавшие на Руси, стилизовали свои постройки в готическом духе, всё же желая больше связать их с местной традицией. Однако глубокие национальные истоки шатровых церквей и колоколен не имеют точек соприкосновения с готикой, ибо между готическими шпилями на башнях и широкими шатрами над центром храмов нет промежуточных звеньев.

 В середине и, особенно, во второй половине 17 века в Москве и во множестве других городов шатровые колокольни стали неотъемлемой принадлежностью церквей. Это строение храма стало во многом каноничным для столицы. Многие приходские посадские храмы строились именно по этому принципу – в виде корабля с размещением колокольни над главным, западным входом по схеме: притвор – трапезная часть – храм.

 В этом ряду церковь святителя Николая в Хамовниках заслуженно считается одной из самых нарядных в Москве. В 1670 – 1690-е годы было возведено достаточно много храмов с аналогичным расположением колоколен, причём не все они были шатровыми. В этом ряду колокольни храмов святителя Николая в Пыжах (около 1695 года). Воскресения в Кадашах 1695 года. Святителя Николая на Болвановке, что на Таганке 1700 года.

 7. Звонницы палатного типа. С переходом к язычному способу звона на Руси все типы колоколен, сформировавшиеся в предыдущие столетия, продолжают применяться в 16 – 17 веках как бы по инерции. Единственным видом колоколен,  способ совершения звонов которых оставался прежним, были звонницы – стены, где преимущественным способом оставался очепный , в силу конструкции такой стены, например в Псково-Печерском монастыре. Со временем, этот способ звона сформировался в  особую местную традицию и национальный колорит, что позволило ей сохраниться до наших дней.

 Но для размещения тяжёлых, непременно язычных колоколов строятся огромные звонницы палатного типа на широком основании, лишь отдельно напоминающие старую стену-звонницу на столбах. Колокола на них размещают уже не в пролётах, а внутри, в центре всего сооружения, на мощных деревянных балках. Благодаря большим и широким размерам палатных звонниц, появляется возможность устраивать в них церкви «иже под колоколы», что даёт повод увенчивать их дополнительными ажурными шатровыми восьмигранниками с главками, надстроенными одна другой.

 Замечательным примером такой звонницы является колокольня Саввино-Сторожевского монастыря в Звенигороде. Но самым известным примером такой звонницы является палатный звон Успенского собора в Ростове Великом. Дата строительства звонницы относится ко времени отливки самых больших колоколов её состава. Главные на тот момент благовестники собора «Полиелейный» и «Лебедь» были отлиты в 1682 году известным мастером Филиппом Андреевым, возможно, специально для этой звонницы. Тогда можно предположить, что примерно в это время и возвели  трёхпролётную звонницу. Руководил строительными работами зодчий -  Пётр Иванович Досаев. По всей вероятности, он принимал участие и в строительстве особого, дополнительного пролёта колокольни для огромного благовестника «Сысой», отлитого в 1688 году московским литейщиком Флором Терентьевым. Её пристроили уже к существующей звоннице, ибо заметен небольшой зазор между первоначальным строением и пролётом «Сысоя». Таким образом, примерно к 1689 году ростовская звонница приобрела тот облик, который она имеет сейчас.

 Звонницы подобного типа устраивались в виде широкой прямоугольной палаты-галереи и имели следующие особенности, выгодно отличавшие их от башенных колоколен:

 1. Палатные звонницы могли нести на своих пилонах тяжёлые и сверхтяжёлые колокола весом до 10000 пудов или 160 тонн.

 2. Свод над колоколами защищал звонарей от осадков

 3. Легко достигалась синхронность всех групп колоколов участвовавших в звоне, так как звонари, хотя и разделённые на несколько групп: два звонаря у главного колокола, два – у второго, один – на группе подзвонных, один – на зазвоне, хорошо видели и слышали друг друга. Несмотря на большое количество звонарей, такая компактная расстановка позволяла  легко достигать слаженности в звоне, особенно в совместных одновременных ударах.

 4. Звонницу можно было увеличивать в размерах и пристраивать дополнительные пролёты и секции по типу очепной звонницы-стены.

 Однако самой высокой и величественной палатной звонницей, по возможности размещения крупного колокола, с тремя пролётами и главой на большом барабане, стала Большая Успенская звонница Московского Кремля, построенная ещё в середине 16 века и перестроенная на рубеже 60 – 70-х годов 17 века. Эта звонница была специально создана для трёх больших благовестников, отлитых первыми царями династии Романовых: колокола «Реут» 1622 года мастера А. Чохова в 1200 пудов. Колокола «Вседневного» в 998 пудов, отлитого Е. Даниловым в 1652 году с именем «Новый Лебедь», и нового «Успенского» колокола в 8000 пудов, отлитого им же по распоряжению Алексея Михайловича в 1654 году, и больше известного как «Царь-колокол». Центральный пролёт звонницы, до своей гибели в 1812 году, был рассчитан нести этот огромный колокол в 8000 пудов, и имел в ширину около 6 метров, что в точности отвечало поперечнику «Нового Успенского» благовестника, который звонил до пожара 1701 года. С самого начала своего существования колокол был предназначен для язычного звона. И эта грандиозная московская звонница достраивалась и увеличивалась. В первой четверти 17 века, при патриархе Филарете рядом с высокой палатной звонницей церкви Рождества Христова была возведена пристройка английским архитектором Джоном Тайлером, получившая своё дальнейшее прозвание как «Филаретова пристройка». Построена она была для существующего ещё тогда колокола Бориса Годунова. Однако на этом расширение мощной звонницы церкви Рождества Христова не закончилось, ибо уже при Петре I, к четырём основным благовестникам прибавился пятый, отлитый в 1704 году. Он назывался «Семисотенным и располагался на ещё одной пристройке, рядом с пролётом Филаретовой звонницы. Таким образом, большая палатная звонница Московского Кремля входила в целый комплекс сооружений состоящих из столпообразной трёхъярусной колокольни Иван Великий, трёхпролётной палатной звонницы церкви Рождества Христова и двух последующих пристроек: Филаретовой и Семисотенной, которые к современному времени стали каноничными, создающими особый исторический и сакральный дух Московского Кремля.

 8. В современное время, с периода массового возобновления церковного служения и колокольного звона, восстановление старых разрушенных памятников церковной архитектуры и постройка новых храмов стала активно возобновляться. При этом древние памятники колокольного звона реконструируются и воссоздаются почти в своём прежнем обличии. Масса старинных колоколен, особенно в Москве и иных городах России, снесённых или частично разрушенных в советское время, получили новое воплощение. Здесь и четвериковые купольные колокольни, и восьмигранные шатровые и более редкие – палатные звонницы. Помимо этого строится много новых храмов. Их колокольная архитектура, несомненно, берёт начало в богатой своим разнообразием русской истории. Однако в не очень больших городах, а так же  в сельской местности, возводятся и деревянные, словно вышедшие их глубины веков, храмы. Их колокольни несут отпечаток глубокой старины, особенно сложенные в срубовой технике. Однако не все храмы в глубинках России могу позволить себе строительство даже таких, казалось бы, не дорогих и быстровозводимых колокольных строений. Часто можно видеть совсем простые, как в глубокой древности, приспособления для звона – П-образная перекладина под небольшим навесом для звона с земли на 2 – 3 колокола, или простые столбчатые деревянные помосты под крышей, с развешенными по периметру несколькими колоколами. Так или иначе, но сейчас Россия проходит период возрождения обращения к вере, к служению Богу, к воссозданию храмов, и все виды исторических звонниц как по цепочке проходят свой период осмысления, освоения и трансформации.

 Такой трансформацией представляется новая форма колокольной звонницы – передвижная. Несколько небольших колоколов монтируются на отдельной разборной сварной раме и представляют собой очень мобильное образование. Звонница способна представить колокольный звон и на концертах, и на фестивалях, и на особых открытых службах вне стен храма – на крестных ходах и молебнах, на освящении памятника или нового храма. Такая звонница может быть быстро перевезена и установлена на любом месте или на транспортном средстве. Это делает её незаменимой в подобного рода мероприятиях.


← Назад к списку статей

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
X

Скачать буклет




Мы не передаем Вашу персональную информацию третьим лицам.