Статьи


КОЛОКОЛ - ЗВУЧАЩИЙ ПАМЯТНИК ЭПОХИ

Методический материал для учебных целей

Составитель статьи: Крючков А. Е., звонарь храма Николая Чудотворца на Болвановке в Москве,
музыкант, артист Большого театра России

Колокол - как памятник истории и культуры

Колокола в истории человечества появились не сразу, и далеко не в том виде, в котором мы знаем сейчас. Колокола изготавливались из разного материала и с применением различных технологий. Известны колокола из дерева, камня, глины, стекла, фарфора, железа, серебра, меди и бронзы. Форма колоколов тоже отличалась разнообразием: овальная, кубическая, конусообразная, чашеобразная. А для их изготовления применялись выдалбливание, лепка с обжигом, точение, клепание и литьё. Постепенно, опытным путём люди пришли к выводу, что самыми благозвучными и дешёвыми являются колокола из меди с добавлением олова, изготовленные способом литья.

Ряд исследователей древних колоколов полагают, что они зародились в Китае, за более чем 1500 лет до Рождества Христова. Так или иначе, но по ряду исторических данных колокола могли появиться в древние времена во многих исторических и культурных центрах Египта, Малой Азии и Ближнего Востока, древней Греции и Рима.

На Руси колокола появились с пришествием христианства - из Византии, в которую они попали ещё ранее из Европы. Непосредственными предшественниками колоколов были била и клепала, когда во время гонений на христиан, о колоколах не могло быть и речи. Тогда призыв к богослужению производился через устное извещение. Позже, в монастырях и храмах, вошли в употребление деревянные доски - била и изогнутые металлические дуги - клепала. Их средством выразительности был, прежде всего – удар, произведённый с разной динамикой, ритмом и темпом, а звуковысотность была выражена слабо, лишь за счёт акустики самой доски или дуги в разных частях. В ранние года христианства применение бил и клепал получило на Руси гораздо большее распространение, чем звон колокола, поэтому их небогатое звуковое разнообразие, а так же звук человеческого голоса, стали основами в последующем развитии средств выразительности русского колокола и колокольного звона.

За свою многовековую историю колокола в России из не очень больших и мало благозвучных сигнальных приспособлений переросли в сложный и совершенный инструмент, достигший весьма значительных размеров. Хотя Россия узнала колокола позже, нежели страны Западной Европы или христианского Востока, период заимствования и ученичества продлился недолго. Уже в XVI столетии в России начали отливаться тысячепудовые колокола-гиганты, а в XVII столетии она обошла все другие державы по числу и весу своих колоколов, звон в которые начал производиться особым способом - "в языки".

С начала этого столетия русские литейщики начинают активно вытеснять иностранных мастеров из московского литейного производства. Русские умельцы, опираясь на достижения западно-европейских литейщиков, разработали свой профиль и методику построения колокола, что позволило им превзойти все ранее известные способы литья. Был сформирован своеобразный "русский стиль" в литье, отличающийся высокой степенью музыкальной точности отливки и художественного оформления.

Колокола того периода стали нести на себе не только звучание, но и историю эпохи, когда они были созданы. Историю поиска форм и состава металла, орнаментов оформления, исторических текстов и изображений, посвящённых определённым событиям, местам и людям. Колокол являлся не только предметом богослужебной практики, но и символом светского общества и государства, с отражением политических событий, экономического состояния, морально-этических законов и норм того периода. Каждый крупный колокол - это исторический и культурный источник сведений об окружавших его событиях. Колокол, как правило, отливался для определённого места по конкретной необходимости, и по заказу одного лица или группы лиц определявших причину и необходимость отливки. Это был памятник в бронзе со всеми атрибутами исторической и культурной принадлежности, который нёс своё главное предназначение – заздравное или поминальное сопровождение исторической эпохи, её правителей и её событий. По этим колоколам сейчас мы узнаём периоды истории храмов, монастырей, городов, царской и церковной власти России с её историческими событиями и культурными запросами, влияниями и предпочтениями. Сверхтяжёлые колокола, которые начали отливать в XVI - XVII веках, отражали имперские амбиции и духовные чаяния всего общества того времени о России как о лидере и преемнице всего православного мира – Третьем Риме. Эту задачу был призван воплотить и самый большой памятник – Царь-колокол.

Колокол - как произведение художественного литья

Первыми металлами, с которыми имел дело человек, были самородные медь и золото. Этому способствовало то, что они легко добывались в виде самородков и россыпей, имели невысокую, чуть больше 1000°С, температуру плавления и принимали необходимую форму с использованием метода холодной деформации и литья. Первыми отливками были художественные изделия из золота в виде различных украшений и предметов религиозного культа. Таким образом, можно предположить, что литейное производство началось с художественного литья.

В 1474 г. Иван III дает наказ своему послу в Венеции С. Толбузину пригласить в Москву опытного зодчего, который бы хорошо знал литейноепроизводство. Этот наказ С. Толбузин выполнил блестяще, привезя с собой втом же году мастера Аристотеля Фиораванти.

В 1478 г. в Москве Фиораванти построил пушечный литейный завод, находившийся в Китай-городе и носивший название "Пушечная изба". Позднее он

возвел на реке Неглинке новый завод, названный "Пушечный двор", где, впоследствии, отливали и колокола. Бронза русских пушек содержала 7 —11% олова, до 2% цинка и 0,4 — 1% свинца. Для колоколов применялась бронза с большим содержанием олова. Так, бронза Царь-колокола содержит 17,21% олова и 81,94% меди, остальное — примеси.
Отливка колоколов со сложным декором (изображениями святых, портретами царей, затейливой вязью церковных текстов) немало способствовала совершенствованию художественного бронзового литья. Подобное стремление к торжественности и пышности справедливо объясняется становлением и укреплением русской монархии. Уже в середине XVII в. отливались большие колокола массой от 130 до 160 тонн, в том числе знаменитый Царь-колокол массой 200 тонн в первой половине XVIII в.

Многовековая культура Древней Руси и история российского государства оставили нам в наследство богатое декоративно-прикладное искусство, которое ярко отразилось и в многочисленных произведениях колокольного мастерства разных краёв и городов. Это орнаментально-поясное оформление в виде украшений и более поздняя смысловая проработка изделий в виде посвятительных надписей и иконографических и исторических изображений.

В общей сложности оформление колоколов можно разделить на:

1. Горизонтальные пояски, бороздки и валики.
2. Орнаментальные фризы геометрического, растительного и зооморфного вида.
3. Посвятительные надписи литые или гравированные и их сочетание.
4. Рельефно отлитые изображения – Высших сил, царей или событий.

В ранний период производства колоколов (12-13в.), на их поверхности можно было увидеть простое изображение круга, креста или креста в круге как символа Иисуса Христа. Украшениями же служили 1 – 2 простых декоративных валика.

Со временем русские литейщики разработали целую систему расположения оформляющих декоративных валиков для разделения колокола на определённые зоны.

В 15 веке на Руси на колоколах стали располагать рельефные надписи.

В 16 веке к надписям часто стали добавлять простой и выразительный орнамент. Псковские мастера 16 века создали совершенно оригинальную систему оформления колоколов. В их тщательно проработанном орнаменте можно отметить изображение виноградной лозы, в сочетании с изображением деревьев со зверями по сторонам. Псковский «звериный» стиль развивался на протяжении всего 16 века сочетанием причудливых трав с заключёнными в них животными – орлами, козликами и барсами.

В 16 веке укрепляется княжество Московское. В нём, как в центре государства Российского, начинается активный поиск новых ярких выразительных средств, как в искусстве, так и в архитектуре. Колокольный декор в то время развивается и усложняется в соответствии с уровнем монархических запросов.

В 17 веке исключительную роль в художественной жизни Руси играла Москва. Для работы в ней привлекались лучшие мастера и художники разных специальностей и разных земель. Мастера обменивались между собой опытом и наработками. Поэтому все сохранившиеся до наших дней московские колокола 17 века по приёмам декоративного убранства очень разнообразны. Встречаются элементы балканского, неовизантийского и ренессансного орнаментального искусства.

Несомненное влияние на колокольный декор оказало и золотошвейное искусство. К середине 17 века так называемые «жемчужники» опоясывают колокола в различных местах. Если их сравнить с царской парадной одеждой, то можно выявить поразительное сходство в стилистике убранства. Такого рода оформление часто встречается на колоколах П. Финляндского, что по особой преемственности стало и особенностью завода «ЛИТЭКС».

Колокола с самого начала имели культовое назначение и использовались в храмовом действе. Поэтому все орнаменты на них были призваны не воспроизводить действительный мир, а воздействовать на него. Поэтому символические библейские персонажи как львы, единороги, орлы и образы райского сада, вместе со звуком колокола, призваны были возвещать о спасении и призывать милость Божию.

Из всех видов колокольного декора позднее всех на колоколах появляются рельефные изображения Господа, Богоматери и святых. Это легко объяснить, ведь для выполнения такого рельефа требуются навыки профессионального скульптора. А их на Руси до второй половины 17 века просто не было.Первым шагом к освоению рельефного изображения человеческого лица можно считать изображения сил небесных - ангелов, появившихся на русских колоколах в 17 веке. Эти изображения являют промежуточную ступень между орнаментальным фризом по расположению, и дальнейшим развитием рельефных изображений, расположенных на поверхности колокола уже не по законам орнамента, а более свободно.

С середины 17 века, во времена патриарха Никона на колоколах стали отливать рельефные скульптурные изображения в полный рост. Один из колоколов никоновского периода, так называемый «Трёвсвятительский» 1666 года, сохранился в Новоиерусалимском монастыре.

В конце 17 – в начале 18 века, требования к оформлению колоколов стали более разнообразными. На колоколах появляются рельефные, крупные изображения различных икон. Литейщики всё больше и больше отступали от классических законов расположения декора. Поэтому говоря о рельефных изображениях на колоколах, нельзя не сказать о литом оформлении знаменитого «Царь-колокола», отлитого в 1735 году в результате совместных трудов литейщиков Ивана и Михаила Моториных. Все скульптурные работы были произведены русским мастером Фёдором Медведевым, обучавшимся в Италии. Декор его уникален. Центральное место отведено изображениям Анны Иоановны и Алексея Михайловича. Оба изображения являют собой тип парадного портрета. Головы царствующих особ выполнены в горельефе, а их одежды – в барельефе. Таким образом, выдающийся памятник отечественного литья является одновременно и замечательным произведением скульптуры. Удивительно и орнаментальное богатство колокола. Надписи расположены непривычными лентами вокруг колокола, а в специальных картушах. В целом, в его декоре реализована традиция русского искусства второй четверти 18 века: обращение к барокко, сочетание реализма с торжественной парадностью и декоративностью.

В 19 веке в России было основано множество частных заводов по литью колоколов. Самых крупных из них насчитывалось около 20. Производство колоколов среднего и большого веса тогда отличалось невиданной доселе пышностью декора. Изображения на колоколах становились всё более монументальными. В отдельных случаях на колоколах располагали целые рельефные пейзажи, как, например, на Соловецком колоколе, отлитом в 1860 году в связи с событиями Крымской войны. 6 июля 1854 года Соловецкий монастырь подвергся артобстрелу двух английских многопушечных фрегатов – «Бриск» и Миранда». Английские корабли выпустили по монастырю около 1800 снарядов и бомб. Превосходство англичан в вооружении оказалось бессильным перед мужеством защитников и мощью крепостных стен. Подводя итоги сражения защитники были удивлены отсутствием жертв в их стане. Одно из последних ядер было обнаружено неразорвавшимся за иконой Божией Матери, что окончательно уверило людей в промысле Божием. Замечательное событие было решено запечатлеть в памятном колоколе.

На исходе 19 века российские колокололитейные заводы регулярно участвовали в государственных промышленных выставках. Те предприятия, которые побеждали в них, имели право изображать на колоколах государственный герб Российской Империи – двуглавого орла.

Колокол - как памятник письменности

Надписи на колоколах известны, по крайней мере, с 7 века. Среди первых надписей – библейские имена Бога. Начертания Альфы и Омеги, т.е. сакральных имён Бога, присутствуют, в основном, на колоколах 12 – 14 веков, т.е. в то время, когда техника литья была ещё не на высоком уровне. С её развитием круг тем и надписей на колоколах резко расширяется. Однако изображения сакральных имён Бога отражало представление о звоне как о гласе Божьем и являлось напоминанием о Страшном Суде.

На Руси на колоколах стали располагать рельефные вкладные надписи в 15 веке. В целом, по способу нанесения, надписи делятся на два вида: выступающие литые и гравированные, выполненные уже после отливки. Примером может послужить самый ранний из сохранившихся колоколов Троице-Сергиевой Лавры - "Чудотворцев" или "Никоновский", отлитый в 1420 году при игумене Никоне.

В искусстве Древней Руси на декоративное оформление колоколов сильнейшим образом повлияло художественное оформление рукописной, а затем и печатной книги. Шрифты и орнаменты книг, менявшиеся на протяжении столетий, находят своё отражение в художественном литье. Самым древним шрифтом, имевшим распространение в церковных книгах в период Киевской Руси, был «УСТАВ». В то время кириллическое письмо выполнялось по единому образцу – уставу, отсюда и название шрифта. Этим шрифтом и выполнена надпись на «Никоновском» колоколе 1420 года. В красивом и отчётливом уставном письме каждая буква пишется отдельно, без знаков препинания и сокращений. Старый устав не знает промежутков между словами. Этим шрифтом написаны тексты книг, начиная с 11 века.

В 14 веке на смену уставу приходит «ПОЛУУСТАВ». У него буквы мельче, очень много надстрочных знаков, разработана целая система знаков препинания. Буквы написаны с небольшим наклоном и со многими верхними и нижними удлинениями. Этот шрифт в книгах использовался до 18 века, а в колокололитейном искусстве и далее, наряду с вязью.

Русская ТИТУЛЬНАЯ ВЯЗЬ характерна затейливым переплетением букв. Вязь трудно читается, но необыкновенно нарядна и декоративна, поэтому в книгах её использовали, в основном, для написания заголовков. Это слитный узор сильно вытянутых в высоту и сплетённых между собой букв. В книгах она достигла большого расцвета при Иване Грозном. А в оформлении колоколов это наиболее распространённый шрифт на протяжении 16 – 18 столетий.

Надписи, как и орнаменты, часто располагали по верхнему и нижнему краю, но есть отдельные случаи, когда надпись покрывает и весь колокол. Примером тому может служить колокол звонницы Саввино-Сторожевского монастыря, отлитый А. Григорьевым с мастерами в 1668 году, откуда голос колокола звучал без малого три столетия: с 1671 по 1941 год. Его надпись была выполнена девятью рядами и покрывала всю его поверхность. Особенно поражала красота его звучания. Именно он был изображен на гербе города Звенигорода. Одна из частей надписи была составленная царём Алексеем Михайловичем и включена в текст колокольной надписи как тайнопись. Из расшифрованного текста следовало, что колокол отлит в знак особого расположения к монастырю царя Алексея Михайловича - "от любви своеядушевная и от сердечного желания".

В древние времена на колоколе исполнялись краткие надписи имени мастера литейщика или тексты молитв. Позже на колоколах появились пространные надписи, содержащие имена вкладчика и его семьи, краткие или развёрнутые цитаты богослужебных текстов, исторические сведения, указывающие повод вклада. Колокола часто отливались за здравие, в поминовение умерших, в память исторических событий или жертвовались храмам по обету. А так же каким мастером отлит колокол, кто заказчик, для какого храма и при каком настоятеле. На русских колоколах вообще делались очень пространные надписи, целые летописи, особенно с 17 века, в отличии от их европейских собратьев. Примером может послужить ныне здравствующий Большой Успенский колокол, вылитый на заводе Богданова в 1817 году в ознаменовании победы над наполеоновскими войсками.

Иногда какой-либо колокол из-за трещины или пожара становился непригодным для звона. И тогда из него отливали новый колокол, отображая в надписи и биографию его предшественника.

Изучение надписей и шрифтов русских колоколов иногда выявляет факт привлечения лучших иконописцев-изографов для разработки системы размещения надписей. При изучении литой надписи на «Никоновском» колоколе Троице-Сергиевой Лавры было выявлено влияние творческого почерка Андрея Рублёва.

Колокол - как церковный музыкальный инструмент

Звучание колоколов для православного человека наполнено глубоким духовным смыслом. В древности люди слышали в их ударах отзвук страшных возвещающих труб, данных Ангелам, что напоминало о грядущем Страшном Суде. Позже звук колокола воспринимался как Благая весть – громкая, всеобщая проповедь Евангелия и призыв к молитве. Поэтому музыкальные звуки колоколов никогда не воспринимались в нашей стране отстранённо от церкви, утилитарно, музыкально-развлекательно. Даже такие привнесённые с запада устройства колокольного боя как куранты, особым тембром своих мелодий заставляют задуматься не просто о времени дня, но и о более сложных и высоких понятиях нашей жизни. Особенно это касается Спасской башни московского Кремля. Звук её колоколов - это давно уже устойчивый символ Российской истории, её величия, знак связи времён и особой соборности и духовности общества.

Представители западного общества, попадавшие в Россию ещё в 17 – 18 веках, отмечали для себя, что всякую инструментальную музыку русские отвергают, так как она, как и другие бездушные предметы, не может прославлять и хвалить Творца, а только лишь доставляет удовольствие чувствам и мешает благоговению. Русские колокольные звоны формировались внутри церковной среды как последователи бил и клепал как сигнальных систем оповещения. Истинную музыкальность колоколам дала опора на человеческий голос как на образец в общем смысле, и на богослужебное пение в частности, развитие которого оказало большое тембральное, ладовое в своём многоголосном развитии влияние. Следовательно, музыкальные звуки русских колоколов способствовали благоговению и развитию благочестия в душах людей. И не просто звуки, а звук каждого колокола, сочетание их в наборе, и особая манера исполнения – мастерство звонаря. Ведь в искусстве русских звонов не может быть каких-либо единых законов о «правильном» звучании и манерах исполнения. Каждый колокол, колокольный набор и каждая колокольня строго индивидуальны. Выразительные средства русских колоколов, в отличие от западной мелодики и тональных предпочтений, иные. Они отличаются, прежде всего, ритмически – темповым и динамически – тембровым разнообразием. Помогает этому акустическое богатство звука русского колокола. Задача же звонаря – не бить как попало по всем колоколам, а постараться выделить богатые возможности колокола поиском тембровых сочетаний, ритмических попевок и динамических разнообразий. Построения звона должно быть логично с точки зрения музыкальной формы: вступление – развитие (фразировка) – завершение. Колокольный звон не должен утомлять и развлекать, а должен вовлекать в богослужение. Поэтому в звоне есть все возможности для проявления индивидуальных качеств звонаря – почерка и стиля, как основы обретения опыта, интуиции и особого духовного слуха. Грамотная и богатая стилистика звона может привести к возникновению традиции как индивидуальной, так и местной, региональной, национальной, конфессиональной.

В рамках изучения звукового богатства колокола основные сведения и понятия в его акустике могут оказаться важными для звонарей и их исполнительского искусства. Для этого надо понять, что такое звук и как он появляется.

Любой звук появляется в результате колебаний какого-либо тела в воздухе или иных средах. Эти колебания сродни движению маятника, но со скоростью примерно от 20 до 20000 движений в секунду в слышимом нами диапазоне. Если этот маятник будет чертить полосу, то появится след – синусоида. Её нужно рассмотреть в определённой системе координат, где горизонтальный вектор будет отображать число колебаний в секунду или высоту звука – ЧАСТОТУ, которая определяется в герцах (Гц). Вертикальный вектор будет отображать интенсивность, или громкость – АМПЛИТУДУ, которая выражается в децибелах (Дб). Такие синусоидальные колебания, из которых складываются яркие и сложные сигналы в определённых частях спектра звука, называются ОБЕРТОНАМИ. Амплитуда или звучание каждого из обертонов имеет разную продолжительность. Подобная «живучесть» обертонов и является основой красоты и качества колокольного звука. Однако каждое звучащее тело рождает свой неповторимый рисунок обертонов. Он может различаться существенно, и тогда мы различаем звук колокола или скрипки; может различаться в деталях, и тогда мы различаем два колокола, но по-разному звучащие. Такое различие называется ТЕМБРОМ, особой окраской звуков в сочетании обертонов.

Момент удара языка о край колокола, при котором вспыхивают все обертона, называется АТАКОЙ. Быстрее всего исчезают обертоны с высокой частотой. Если их много, то звук приобретает излишне резкое звучание, металлический призвук, что неприятно сказывается на восприятии. Причина может быть и в профиле колокола, и в плохом языке, который играет большую роль в формировании звука. Музыкальной основой звука колокола являются нижние и средние обертона.

Достаточное присутствие средних обертонов делает тембр колокола особенно полным и красочным. А основой звучания большого колокола являются его нижние обертона. Первый из них называется УНТЕРТОН или тон гудения. Он возникает не сразу, а по мере возбуждения звуковых колебаний всего колокола и длится дольше всех. Второй называется ОСНОВНЫМ ТОНОМ и различается с первым примерно на октаву вверх. По нему определяется основная тональная принадлежность всего звучания колокола. Существует масса и других тонов, которые придают особую неповторимость звуку русского колокола. Подобное акустическое богатство русского колокольного профиля определилось к середине 17 – 18 веков. Именно тогда была найдена та тембральная полнота звука, которая является сейчас национальной и культурной особенностью и достоянием русского колокола.

Есть ещё одно важное понятие, влияющие на звук колокола – это МЕНЗУРА. То есть зависимость толщины стенки профиля от общего диаметра. Этими факторами можно существенно влиять на высоту и качество звука. Ведь чем тоньше стенка, тем реже, медленнее её колебания и ниже звук. Но если диаметр колокола больше необходимого, то обертона начинают складываться в сочетание не очень приятное для восприятия. Возникает призвук, не отвечающий понятиям красоты колокольного звука. Примером могут служить азиатские, буддийские колокола. Здесь применима аналогия со струной. Если, например, взять две нижние струны роялей, один из которых будет концертным, полноразмерным, а другой – кабинетным, вдвое меньшим по длине. Настроены они будут одинаково и в одной и той же октаве. Но, при возникновении звука мы сразу почувствуем различия в тембре: концертная струна будет звучать богаче и дольше, а кабинетного – пусто, скованно и не долго. Колокол тоже является струной, но замкнутой.

Русский профиль колокола отличало удачное сочетание факторов профиля и мензуры, раскрывающие его богатство и силу. Но такое богатое обертоновое сочетание каждого колокола значительно усиливалось в характере общего звона колоколов. Происходил процесс усиления (интерференции) отдельных совпадающих по тону обертонов. Подобный акустический эффект не только обогащал, но и усиливал общее звучание, и колокола слышно очень далеко. Богатство их звука как принцип соборности и народности русской культуры стало одним из объединяющих начал нашего общества. Поэтому тема колокола оказала большое влияние не только на поэзию и живопись, но и на русскую классическую музыку. Мусоргский, Римский-Корсаков, Глинка, Рахманинов отражали в своём творчестве тему колокола. Они выражали это не только звукоподражательно, но и прописывали средствами оркестра конкретную структуру и стиль звона, существовавший в тот период, оставив бесценные свидетельства вековых традиций колокольного звона и обогатив им русскую классическую музыкальную культуру.


← Назад к списку статей

Заявка на обратный звонок
 * Обязательные поля для заполнения
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru